3-я квадра

ISFJ (Драйзер)

Преданные своему делу

Америка. Материнство. Горячие завтраки для детей-сирот. Все это неотделимо от ISFJ. Фанатично преданные, в высшей степени ответственные и благонадежные, ISFJ во всех случаях жизни ставят проблемы окружающих выше своих собственных. Если вы не сталкивались с представителями этого типа, вам трудно поверить, что кто-то может быть настолько преданным и обязательным, чего бы это ни касалось. Удивительна их способность трудиться незаметно, подготавливая значительные события и радуясь за других. На них всегда можно положиться и они не задумываясь жертвуют своими интересами ради тех, кто в этом нуждается.

ISFJ свойственна осторожность, сдержанность, спокойствие и самоуглубленность (I), они любят трудиться в одиночестве. На мир они смотрят трезво-реалистически (S), а использование и интерпретация фактов определяются межличностными аспектами (F). Они предпочитают, чтобы их день был расписан по часам и распланирован заранее (J).

ISFJ нередко настолько увлекаются, постоянно приходя на помощь другим, что это начинает восприниматься как нечто само собой разумеющееся. Многие представители других типов относятся к их благородной позиции с недоверием, подозревая, что они предлагают свою помощь не без задней мысли и рано или поздно предъявят счет за оказанные услуги. Но это мнение глубоко ошибочно. ISFJ необходимо чувствовать себя полезными, видеть, что их помощь нужна, что другие выигрывают от их доброжелательности.

Женщины-ISFJ не бунтуют против общепринятых норм и смиренно несут бремя своих обязанностей. Представители других типов нередко берутся защищать права женщин-ISFJ или сердятся на них за то, что ISFJ позволяют использовать себя как средство для достижения чьих-то целей, однако это мало что меняет. За свои

права обычно борются Интуитивисты-Чувствующие (№F) — независимо от пола — или женщины -Мыслительные (Т), причем женщины-ISFJ считают такое поведение недопустимым. И, не задумываясь о том, они служат сохранению существующего положения, каким бы оно ни было. Конечно, иногда они могут согласиться с голосом протеста, но остаются при мнении, что любые изменения должны осуществляться в соответствии с приказом, а не вопреки ему.

Это умение и желание повиноваться может доставлять известные неудобства мужчинам-ISFJ, в особенности если они совершают восхождение по служебной лестнице. В рабочее время им приходится играть традиционно мужскую роль, демонстрируя силу и твердость везде, где это необходимо. Мужчина-ISFJ должен с самого начала решить, давать ли волю Чувствующе-Решающей (FJ) стороне своей личности и выставлять ли напоказ свою заботливость. Может быть, ему следует делать то, что обычно и ждут от мужчины. И если он неохотно согласится с требованием общества быть в большей степени Тарзаном, нежели Джейн, то, учитывая характерную для ISFJ осторожность в вопросе самовыражения, можно сказать, что суматоха скорее всего станет причиной язвы, прибавления в весе и других связанных со стрессом явлений.

Разумеется, всем хочется, чтобы у них на работе был свой ISFJ. Начальники всегда мечтают об организованных, приятных и надежных исполнителях. Достаточно хотя бы немного времени побыть в обществе ISFJ, чтобы убедиться в том, до чего они приятны и любезны. Как это вообще свойственно Чувствующему (F) типу в целом, ISFJ не отличаются особыми способностями улаживать конфликты, поэтому, когда в офисе возникает спор, они предпочитают куда-нибудь удалиться или сосредоточиться на самих себе в надежде, что вскоре все уляжется само собой.

Представители других типов, особенно Экстраверты-Интуитивисты (EN), бывают недовольны ISFJ в двух основных случаях. Во-первых, недовольство вызывает неторопливый, осторожный и, методический — некоторые считают его скучным подход ISFJ к любой проблеме. Кроме того раздражает их самоуничижение, стремление оставаться в тени, готовность прийти на помощь кому угодно и нежелание понять, что другие используют их в своих целях. Кажется, что ISFJ лишены способности к трезвой самооценке, но на самом деле все определяется их высоким чувством ответственности, которое вытесняет прочие соображения. Интересно заметить, что именно те, кого больше всего раздражает слепая преданность ISFJ, не задумываясь пользуются плодами их щедрости; но при этом они осуждают ISFJ за то, что те позволяют себя эксплуатировать.

ISFJ всегда исходят из ожидания, что и они сами, и окружающие будут действовать в соответствии с правилами и инструкциями, что самое главное в жизни определяется словами <надо> и <должно>. Нарушать правила или пренебрегать ими недопустимо, и если кто-то умудрится заслужить презрение ISFJ, вернуть их расположение очень трудно, ISFJ составляют фундамент любой организации, а также ключевое звено ее памяти. И в то время как представители других типов могут напряженным мозговым штурмом решить великие задачи — начиная от производства новых изделий и выработки новых программ и кончая подготовкой очередной вечеринки — они почти никогда не обходятся без обстоятельного и неторопливого завершения начатого силами ISFJ.

Если ISFJ питают к кому-то теплые чувства или привержены какому-либо проекту, их терпение становится практически безграничным. Они стремятся во что бы то ни стало завершить начатое дело, не пренебрегая работой в сверхурочное время, не обращая внимания на мелкие потери; они сами делают решительно все, начиная от подметания полов и кончая приемом посетителей. Как это и свойственно Решающим (J), они могут жаловаться на обилие работы, но, в отличие от Экстравертов, держат эти жалобы главным образом про себя. Как и положено Чувствующим (F), они охотно пожертвуют своими интересами ради пользы организации. И, хотя другие могут воспринимать их как мучеников, сами ISFJ смотрят на все иными глазами -они знают, что иначе не могли бы реализовать себя в полной мере.

К сильным сторонам ISFJ следует отнести то, что их не утомляет рутина, не раздражают детали. Они хорошо чувствуют себя, когда им приходится двигаться установленным курсом и лучше всего справляются с заданием, если знают, что от них ожидают буквального соблюдения инструкций. И если они находятся на руководящей должности, то требуют, чтобы подчиненные трудились согласно установленному порядку. Следуйте правилам, говорят ISFJ, и ваши усилия будут вознаграждены. Если же вы нарушите правила, вам не избежать наказания. ISFJ считают это основными заповедями трудовой деятельности.

Свойственное ISFJ стремление поддерживать и подбадривать окружающих благотворно влияет на атмосферу в любом трудовом коллективе. Это редкий дар — умение поддержать человека тогда, когда он сам в себе не уверен. Одно дело — доверять там, где доверие ожидаемо и обосновано, и совсем другое — характерное для ISFJ выражение благодарности за выполненную работу. А для самих себя ISFJ считают достаточным вознаграждением уже то, что выполненная работа идет на пользу организации в целом. Интересы группы всегда стоят для ISFJ выше личных. Более того, они считают, что любая деятельность имеет смысл только тогда, когда рассматривается как составная часть общих усилий. И отдельно взятая медицинская сестра-ISFJ считает себя частью <армии здоровья>, цель которой — добиваться того, чтобы больных было как можно меньше. Учителя-ISFJ — это <почтовые лошади просвещения>, призванные тянуть за собой детей; церковнослужители-ISFJ — составная часть <духовного братства>, ответственного за нравственное воспитание.

Однако обязательность может сослужить ISFJ дурную службу. Безграничная преданность делу может привести к тому, что ISFJ сделаются своего рода ковриком для вытирания ног для прочих членов организации. Иногда им просто необходимо вспомнить и о себе, в особенности тогда, когда Другие беззастенчиво используют их для своих целей. Ведь обычно самый их вид говорит: <Вот он я, пользуйтесь мной, как хотите>. Гораздо лучше, если они прямо заявят о своих нуждах, как бы тяжело это для них ни было.

Другой их слабостью является неспособность видеть за деревьями лес. Они могут настолько погрузиться в потребности момента, что забудут обо всем, а потом вдруг почувствуют, что совершенно вымотались и раздражены происходящим, и это неудивительно — ведь рабочий день давно закончился и силы их на исходе. В таких случаях они демонстрируют резкие перепады настроения, речь их становится бессвязной, они то шумят, то резко замыкаются в себе.

Хотя рассердить ISFJ бывает довольно трудно, если это все-таки случается, их гнев находит себе выход в форме упрямства, неумолимости и непреклонности. Они начинают сваливать в одну кучу самые разные подробности и обстоятельства, нередко не имеющие никакого отношения к текущей проблеме или конкретному человеку. Вывести их из этого состояния довольно трудно и чаще всего сила переживаний не соответствует значению происходящего. Если ISFJ удастся заручиться чьей-либо поддержкой, их терзания прекратятся, и ISFJ немедленно займутся насущной проблемой.

Несмотря на эти потенциальные слабости, ISFJ необходимы любому учреждению и организации. Без них невозможна эффективная деятельность любого коллектива. Они являются вдохновителями всего, что в нашем обществе считается хорошим и достойным. Благодаря их целеустремленности мы нередко ощущаем благотворное воздействие жизни на многих из нас. ISFJ смиренно трудятся <за сценой>, делая возможным то, что доставляет нам радость или используется нами в нашей работе.

ENTJ (Джек Лондон)

Прирожденные лидеры

ENTJ не случайно названы прирожденными лидерами. Особое соединение предрасположений снабжает этот тип качествами, необходимыми для любого руководителя: энтузиазмом, объективностью и ответственностью. Эти качества столь естественны, что ENTJ трудно удержаться от того, чтобы не выступить вперед и не взять руководство в свои руки. Они это и делают с таким знанием дела, что окружающие невольно привыкают полагаться на них в самых разных обстоятельствах.

Их энергия направлена непосредственно вовне, ориентирована на людей (Е) и их отличает высокая социальная активность. Восприятие происходящего вокруг них отличается объемностью, многозначностью и целостностью (№). Они претворяются в объективно обоснованные стратегии и программы, ведущие организации к намеченной цели (Т). А потребность в структуре и отчетности (J) служит гарантией того, что эти программы не останутся написанными вилами на воде, а завершатся осязаемым результатом.

Поскольку упомянутые качества действительно отличают хороших руководителей, они обычно связываются с мужчинами. Поэтому женщине-ENTJ, обладающей практической сметкой и разумением, придется туго. Большинство эпитетов, используемых для описания руководителей, будучи применены к женщине приобретают значение назойливости и повелительности. Женщин будут презирать за то, за что мужчин похвалили бы. Сочетание экстраверсии, интуитивизма, рационализма и решительности придает поведению женщин те же черты, что и поведению мужчин — они отличаются способностью к стратегическому планированию, умением видеть всю картину в целом и нетерпимы к тем, кто смотрит на вещи не так, как они. Но женщина-ENTJ оказывается в трудном положении. Если она поддастся своей одержимости ситуацией, она может стать совершенно невыносимой для присутствующих. С другой стороны, если она подавит свои естественные импульсы и не попытается взять руководство в свои руки, она останется недовольна собой ведь ей несвойственно оставаться в стороне от происходящего. Женщины-ENTJ могут преодолеть эту дилемму, оставшись на более объективной почве в трудной ситуации и убедив себя, что далеко не все касается их лично.

Они могут также стремиться к тому, чтобы уравновесить присущую им женственность своим умением руководить, признав, что на рабочем месте можно одновременно продемонстрировать и то, и другое. Хорошо, если они поймут, что проблемы, с которыми столкнулись, присущи всем ENTJ независимо от пола. И если это не может стать панацеей от всех бед, то неплохо действует в качестве первой прикидки.

Как и все Экстраверты-Решающие (EJ), ENTJ прямодушны, сильны и умелы в планировании. Они учитывают разные возможности и способны быстро принимать решения в зависимости от ситуации. Они свободно и охотно раздают рекомендации, ожидая, что несогласные сразу же выступят вперед и примут участие в плодотворном споре. По мнению ENTJ, только так можно достичь высокого профессионализма и сдвинуть с места горы. Поскольку политика входит в сферу их деятельности, процесс общения состоит в том, что противоположные точки зрения высказываются одна за другой и стороны сходятся лицом к лицу, чтобы вместе выработать резолюцию, устраивающую всех участников. ENTJ не знают занятия более волнующего, чем это. Жизнь представляется им шахматной доской, по которой непрестанно перемещаются люди и проблемы.

Их объективная позиция позволяет ENTJ одновременно участвовать в нескольких предприятиях, не преувеличивая своей личной роли ни в одном из них. Они могут свободно обсуждать любые подробности и никакие разногласия не задевают их за живое, правда при этом они могут не заметить, что не обо всех участниках обсуждения можно сказать то же самое. Энтузиазм и прямолинейность, с которой они высказывают свои взгляды, нередко принимаются за раздражительность и даже гнев. Но ENTJ очень удивятся, когда их упрекнут в этом — ведь они просто обменивались мнениями! Равным образом они могут принять самое горячее участие в чьих-то личных неудачах, но остаться невозмутимыми — и это качество редко бывает правильно истолковано окружающими. ENTJ могут внимательно выслушать рассказ о чьем-то горе и в следующий момент сказать что-то не относящееся к проблеме; но это не значит, что ENTJ равнодушны и холодны, просто, покончив с одной проблемой, они немедленно переходят к следующей.

ENTJ не останавливаются ни перед какими трудностями. Хотя нередко они лезут из кожи вон и запутывают простые вещи, их умение правильно распределить и направить усилия членов коллектива нельзя переоценить. Они понимают, что мерой успеха является количество доведенных до конца дел, а не то, какой популярностью кто-то пользуется среди коллег. Они предпочитают быть правыми, а не любимыми.

Они умеют соразмерять мысли о будущем с оценкой реального риска. И они более эффективно вводят усовершенствования в структуру организации, чем занимаются частным предпринимательством. Во всех случаях рискованное дело не увлечет их настолько, чтобы они забыли об окончательном результате. В отличие от своих собратьев ENTJ, которые отличаются более бесшабашной натурой больше получают, но и больше теряют — ENTJ рискуют меньшим и получают более скромное вознаграждение. Это весьма полезное качество, учитывая нестабильность консервативной корпоративной культуры большинства крупных компаний.

ENTJ склонны учиться всю жизнь. Любое событие, способное расширить умственный опыт —. даже столь обычная вещь, как праздная беседа в свободное от работы время — заслуживает самого активного участия. Даже когда оно остается в прошлом, ENTJ снова и снова возвращаются к нему, анализируют и стремятся извлечь из пережитого наибольшую и ощутимую пользу.

ENTJ гордятся своей независимостью и это то наследие, которое они хотели бы оставить своим подчиненным. Они хотят, чтобы весь коллектив отличала способность мыслить самостоятельно и независимо, они испытывают отвращение к позиции соглашательства с чем угодно. Лучше принять вызов и проиграть, чем не испытывать увлеченности вообще. Трудность заключается в том, что далеко не все хотят быть независимыми; некоторые хотят, чтобы им всегда говорили, что надо делать. ENTJ это раздражает, как ничто другое. Но и тем, кто принимает вызов, нередко приходится туго. ENTJ могут потерять объективность, вследствие чего они будут спрашивать себя, могут ли оппоненты вообще хоть что-то делать правильно.

К самым большим недостаткам ENTJ относятся их высокомерие, нетерпеливость и бесчувственность. Они испытывают неослабевающее стремление к интеллектуальному соревнованию и обычно хорошо успевают в учебе. Но они склонны смотреть свысока на тех, кто учится далеко не так охотно. И вследствие предрасположения к экстраверсии-критике они незамедлительно скажут о своем отношении тому, кто, может быть, и знать об этом не желает.

Обладая быстрым умом, они могут сделаться чрезвычайно резкими, если окружающие не видят того, что им уже ясно, и не, понимают, что необходимо сделать, чтобы добиться поставленной перед всеми цели. Они нетерпимы к тем, кто предпочитает отсрочить выполнение задания, чтобы более тщательно к нему подготовиться. Особое сочетание предрасположений способствует тому, что у них всегда готов план действий. Они часто бывают правы и знают об этом. И им кажется, что прислушиваться к мнению окружающих, когда все уже давно ясно, — значит понапрасну тратить драгоценное время.

И они не станут его тратить на то, чтобы обдумывать, в каких выражениях обратиться к тому или иному работнику. Они считают: то что необходимо, всегда должно быть сказано, а как дело десятое. И эта прямота в сочетании с нетерпеливостью и высокомерием, может больно ударять по самолюбию окружающих, побуждая их к бунту. Объявляя себя решающей инстанцией во всех вопросах, ENTJ не придают значения тому, что и у них есть недостатки, и тому, что человеку свойственно ошибаться. Правда, допустив ошибку, они обрушиваются на себя с той же прямотой и надменностью, с которой критиковали других. И коллегам доставляет большое удовольствие видеть, что <образец совершенства> — всего лишь человек.

ENTJ — прирожденные архитекторы, но их деятельность не ограничивается проектированием зданий. Они преуспевают и там, где нужно разрабатывать новые установления и программы. Они — прекрасные учителя и стратеги, как"в военной, так и в гражданской сфере. А любознательность делает их хорошими учеными, адвокатами и журналистами.

INTP (Бальзак)

Осмыслители жизни

INTP — это неугомонные мельницы идей, рассеянные профессора, приятные и забавные в общении, во все стороны излучающие творческую активность. Их потребность в абстрактных размышлениях столь велика, что в течение одного рабочего дня они могут принять участие в разработке и обсуждении огромной массы изобретений, проектов и программ.

Их источник энергии и наиболее благоприятная территория — это самоуглубленные размышления (I). Восприятие мира отличается широтой и проникновением, ощущением бесчисленных возможностей (№), и служит основой для принятия объективных решений, которые тщательно учитывают причины и следствия (Т). Стиль жизни отличается подвижностью, непредсказуемостью и приспособляемостью (Р).

Интуитивистски- воспринимающая природа часто заводит их в тупик в погоне за новыми переживаниями и может служить помехой уединенным размышлениям. Им нелегко оставаться безучастными и погруженными в свои мысли, когда внешний мир столь богат возможностями и идеями. INTP — очень умственный тип, способный генерировать гениальные идеи. Иногда эти идеи исчезают бесследно из-за того, что INTP склонны постоянно перерабатывать и улучшать их и не всегда делятся своими окончательными выводами.

Свои проблемы есть как у мужчин, так и у женщин, принадлежащих к этому типу. Женщина-INTP нередко оказывается между двух огней — требования, которые выдвигает общество, накладываются на ее естественные предрасположения. С одной стороны INTP могут быть в высшей степени независимы, непокорны и упрямы, с другой — скромны и социально неловки (в зависимости от степени проявления их интроверсии), могут не разделять тех принципов и обычаев, по которым живет общество. Они не столько даже противятся установленным традициям, сколько манкируют ими по рассеянности, которая воспринимается как демонстративный жест протеста. Если вспомнить о свойственном INT чувстве интеллектуального превосходства над окружающими, легко представить, какие трудности ожидают женщину-INTP.

Как правило, прежде чем завести с кем-либо деловой разговор, INTP обдумывают подробности еще дома. Они делают это по трем причинам. Во-первых, не хотят выглядеть некомпетентными. Во-вторых, <домашняя работа> т.е, изучение, раскладывание по полочкам, знакомство с литературой — доставляет INTP действительное удовольствие. В-третьих, в затевающемся деле INTP хотят представить окружающим новую точку зрения, которую они считают особенно интеллектуально проработанной. И хотя женщины-INTP вполне преуспевают во всем этом, окружающие не согласны с тем, что это пристало женщинам. Положение ухудшает свойственная женщинам-INTP покровительственная манера поведения. Они одержат верх в споре, однако победа достанется им ценой отталкивания от себя окружающих.

В организациях, в которых интроверсия имеет мало веса, ситуация еще больше осложняется, если Интроверт (I) оказывается женщиной. Мало радости столкнуться с индивидуумом, отличающимся хладнокровием, интеллектуальной проницательностью и замкнутым характером, но особенно неприятно, если эти качества соединяются в женщине и она кажется умствующей, а не мягкой и заботливой.

В этом отношении мужчины-INTP оказываются в лучшем положении, потому что хладнокровие и замкнутость более пристали мужчине. Но им так же трудно оставаться верными своему типу до конца. Их беспечность и склонность к отвлеченным рассуждениям могут входить в противоречие с Мыслительно-Решающим (TJ) стилем руководства, характерным для большинства организаций. Они едва ли избегнут упреков в рассеянности, в том, что слишком часто отвлекаются от исполнения своих прямых обязанностей. <Перестаньте мечтать и вернитесь к работе!> <Мне хотелось бы, чтобы вы больше внимания уделяли расписаниям и инструкциям>, — таковы два наиболее распространенных требования к INTP.

Другая группа проблем проистекает от их недостаточной общественной активности. При этом женщинам-INTP участие в общественных мероприятиях дается все же с меньшими усилиями, чем мужчинам. INTP могут оказаться в стороне от сослуживцев из-за нежелания участвовать в общих вечеринках и других коллективных мероприятиях. И не то что бы они не желали присоединяться к остальным из принципиальных соображений — они могут относиться к этим встречам вполне терпимо и даже находить в них свой интерес — но если мероприятие продолжается слишком долго или, что еще хуже, не предоставляет возможности принять участие в глубоком и серьезном обсуждении какого-либо вопроса, INTP считают его пустой тратой времени. Вследствие этого INTP гораздо охотнее продолжат работу, ведя <серьезные беседы> сами особой. И мужчины, и женщины этого типа будут чувствовать себя виноватыми, что отказались от исполнения своих общественных обязанностей ради собственных интровертных потребностей. И, сознавая, что остались верны себе, они все же подумают: <И снова я все испортил>.

На работе INTP служат неиссякаемым источником новых идей и вдохновения для окружающих, хотя эффективнее всего они работают, предоставленные самим себе. Нередко они оставляют начатое дело, чтобы приняться за что-нибудь новое. Их раздражает, когда к ним пристают с многочисленными подробностями и требуют закончить начатое во что бы то ни стало. Чувство времени не относится к их добродетелям, и чтобы успеть в срок им обычно приходится напрягать все свои силы. Вся жизнь — в том числе и профессиональная деятельность — бросает интеллектуальный вызов INTP. Прежде чем приняться за дело, его необходимо основательно обмозговать, а потом обдумать еще раз. INTP хотят, чтобы аргументы приводились в ясной и точной форме. Они не переносят двойственности и непоследовательности — так, им невыносимы люди, способные в одно и то же время быть сторонниками смертной казни и выступать против войны. Если они сталкиваются с такой непоследовательностью в диалоге, то могут мгновенно взорваться негодованием.

INTP умеют ценить шутки и лучше всего им работа ется, когда задание оставляет простор мышлению, в особенности, когда у них есть возможность трудиться над своим собственным проектом. Все Интуитивисты-Мыслительные (№T) учатся всю жизнь, и это вдвойне верно для INTP. Поэтому ценной будет любая работа, позволяющая INTP научиться чему-то новому. Эта страсть направляет деятельность INTP, за что бы они ни брались.

Одна из сильных сторон INTP состоит в склонности к независимому мышлению. Самостоятельно справиться с делом и полностью обдумать его от начала и до конца — значит доказать свою интеллектуальную полноценность. Великие теории всех времен — от теории относительности до теории личности, эволюционной теории и термодинамики, от закона Паркинсона до закона Мерфи — родились в голове INTP. Даже если ваши идеи безрассудны и кажутся неосуществимыми, а то и вовсе ложными, но при выработке их вы продемонстрировали строгую логичность и выразили свои принципы в ясной и четкой форме, они, по мнению INTP, уже заслуживают внимания. Более того, вы сразу заручаетесь уважением, а то и дружбой INTP. Но чем теснее будет ваша дружба, тем вероятнее, что вы будете постоянно вызываемы на интеллектуальный бой ведь это самое большое уважение, которое INTP может оказать другу.

Другая сильная сторона INTP — это ясность мысли и умение выражаться ясно и точно. Они прирожденные писатели и редакторы, им дана способность создавать целостные картины при помощи слов. Их умение говорить именно то, что они хотят сказать, и помогать окружающим понять себя не имеет аналогов у представителей других типов. В голове INTP идет постоянная работа, прокручиваются возможные варианты, анализируются разговоры. Они почти всегда способны дословно повторить то, что кто-то сказал, спустя даже месяц после беседы. Если кто-то пожелает избавиться от INTP при помощи праздного обещания: <Поговорим об этом позже>, — INTP непременно явится <позже> и напомнит о разговоре.

Нельзя оставить без внимания проницательность INTP и энтузиазм, свойственный им в любых предприятиях. Правда, интроверсия нередко мешает им открыто выражать то, что происходит в их внутренней лаборатории. Но они умеют подхватить ценную мысль, высказанную кем-то из окружения, и приспособить ее для всеобщего употребления. Это истинный талант — видеть, как можно использовать самую ординарную вещь. INTP обладают исключительным даром превращать ординарное в экстраординарное. Повседневная работа быстро приближается к своему осуществлению после того, как INTP переформулируют ее и сделают неотъемлемой частью деятельности всей организации. Если INTP получают возможность привести в порядок "вой мысли, это будет выполнено на высоком, чисто художественном уровне. Для них в таком даре нет ничего сверхъестественного, другие же считают, что INTP наделены <внутренним видением>.

Возможно, первый и самый большой недостаток INTP непосредственно связан с их сильными качествами: они могут оказаться неспособными претворить свое богатое внутреннее содержание в конкретные дела. Они часто проделывают всю работу от начала и до конца — но только мысленно. Если им будет поручено составить письменную заявку или спроектировать нагревательный прибор, INTP начнет с того, что соберет разнообразную информацию, относящуюся к работе: он будет читать, слушать, исследовать, задавать вопросы окружающим. Однако следующий шаг — претворение результатов в отчет, схему или план — INTP может так и не сделать. Он может продумать все самым тщательным образом и, продумав до конца, скорее всего отложит дело в сторону. Более того, дальнейшая судьба проекта вообще перестанет интересовать INTP, уже увлекшегося чем-то новым. Конечно, тем, кто рассчитывал на реальный вклад INTP, будет не по себе от его нежелания доводить начатое до конца. INTP со своей стороны тоже расстроится: ведь работа выполнена не полностью, хотя INTP и не будет стремиться исправить это положение.

Другая слабость — присущая им социальная инертность. Настроение может меняться в широком диапазоне — то они искренне заинтересованы в тех или иных людях, то буквально отворачиваются от всех и каждого. Они могут отдавать себе в этом полный отчет. Временами желание вступить в интеллектуальный контакт может привлекать их внимание к одному человеку или даже нескольким людям, но эти связи легко рвутся, как только интерес переключается на что-то другое. Когда их укоряют за непостоянство, INTP выражают искреннее недоумение и обещают исправиться, но, конечно, ничего изменить не могут. Просто сама их природа такова, что притягивает их только интеллектуальное действо.

И, наконец, третья слабость INTP заключается в слабом чувстве реальности. Подобно остальным Интуитивистам, в особенности Интуитивистам-Воспринимающим (№P), INTP могут быть очень далеки от практической стороны жизни. В результате сроки приходится растягивать, а столкновение с деталями приводит в ужас. И поведение их может по временам быть шумным и тягостным для окружающих, а временами они становятся задумчивыми и отрешенными. Обычно это происходит тогда, когда они оказываются перед необходимостью претворить свои идеи в нечто осязаемое и зримое.

Интеллектуальные основы нашей жизни были бы иными, если бы на свете не было INTP. Будут ли они учителями, учеными, редакторами или программистами, они неизбежно определяют интеллектуальный потенциал общества.

ESFP (Наполеон)

Сделаем работу веселее

ESFP любят неожиданности и сами их доставляют. Для того, чтобы понять и оценить, как вписывается этот тип в относительно жесткий порядок работы, необходимы некоторые усилия воображения. Возбужденные и увлекающиеся, брызжущие весельем и свободомыслием ESFP вносят оживление в любую ситуацию. К сожалению их свободомыслие может пагубно действовать на окружающих и даже на них самих. Как и большинство представителей любознательного типа, они стремятся любую работу превратить в развлечение. Это главное дело их жизни. И если что-то никаким образом не удается превратить в игру, они пытаются этого избежать или просто умывают руки 'и принимаются за что-то другое. Они считают, что раз уж нельзя получить удовольствие от самого дела, можно по крайней мере получить удовольствие от блаженного неведения.

Каждое из их предрасположений заключает в себе веселье. ESFP в высшей степени общительны и доступны (Е), их восприятие мира отличается конкретностью (S). Решения, которые принимают ESFP, всегда исходят из внимания к человеческому фактору (F). А жизненному стилю присущи гибкость, непредсказуемость и легкость (Р).

Такое сочетание качеств дает ESFP подвижный ум, вечно неудовлетворенный, вечно желающий охватить всю вселенную. Они хотят как можно больше видеть, чувствовать и пережить. Их часто неправильно понимают, считая поверхностными и несерьезными. Конечно, деятельности организации это не помогает, а истинный вклад в общее дело, который вносят ESFP, остается невыявленным.

Мужчины этого типа обычно кажутся слишком мягкими для своего пола. Но они могут восстановить себя в правах, оснастив свою речь известным количеством крепких выражений. Правда, это не освобождает их от необходимости доказывать свою состоятельность и способность справиться с поставленной перед ними задачей. Все представители Воспринимающего (Р) типа испытывают затруднения с доведением дела до конца, но в случае мужчины-ESFP это постоянно связано с сомнением в их компетентности. Тем не менее мужчины-ESFP неоедко высоко ценятся своими коллегами и приобретают значительное влияние на членов своей организации.

Образ женщины-ESFP часто складывается в весьма отрицательный стереотип благодаря сочетанию свободы в общении (ЕР) со склонностью к услужливости и скрупулезности (SF). В результате они демонстрируют качества, столь отчетливо выступающие в Грации Аллеи или Эдит Бэнкер: непостоянство, рассеянность и недалекость. Но их нельзя огульно записывать в дуры: многие из них отличаются завидным умом. Все дело в их неискоренимом буквализме — он-то неоедко и принимается за тупоумие. (Когда Грацию Аллен спрашивали, какую книгу она читает, ответом было: <Книгу в мягкой обложке. Неужели это не видно?>) Не всякий поймет, что за подобными ответами скрывается личность, способная внести живую струю в любую ситуацию.

Рабочей манере ESFP свойственна энергичность и неуемная общительность. Если в комнате находится ESFP, никому не будет скучно. Хотя его может не оказаться на месте в тот момент, когда он кому-то необходим, тем не менее ESFP успевает предоставить свою помощь вовремя, нередко ценой значительных затрат энергии. Чем приятнее обстановка, тем эффективнее работа ESFP. Кроме того они следят, чтобы не был пропущен ни один день рождения кого-либо из членов коллектива, а также были учтены разнообразные требования, которые влечет за собой общее дело.

(Однако они не слишком преуспевают в последнем: им свойственно разбрасываться и пропускать что-нибудь важное — они могут забыть принести салфетки или включить кофеварку.)

Может показаться, что безудержной активности ESFP хватит ненадолго, что они растратят свою энергию и восполнить ее будет нечем. Однако, подобно своим родственникам ENFP, как мужчины, так и женщины ESFP отличаются завидным аппетитом: их предпочтения побуждают их есть, когда им хорошо и когда им плохо, когда в комнату войдет кто-то новенький и т.д.

ESFP обладают способностью заниматься одновременно несколькими делами. Они помогают окружающим, если это необходимо, энергично берутся за любое дело, какое бы положение на организационной лестнице они ни занимали, и трудятся бок о бок с коллегами, у них всегда найдется время, чтобы прислушаться к чьим-либо потребностям — не теряя из виду конечного срока и общей цели. И все происходит в очень приятной и доброжелательной обстановке. Непредвиденные обстоятельства воспринимаются ESFP как желанные гости, способные оживить ситуацию, и не повергают их в ужас. Рабочий день, наполненный занятиями — и характеризующийся незначительным количеством незаконченных дел — это удавшийся день, который хочется повторить завтра, начав как можно раньше. Неожиданный или запланированный перерыв в работе рассматривается как повод обменяться служебными сплетнями, и благодаря этому день проходит легко и приятно. Работа вместе с ESFP редко бывает в тягость окружающим или подчиненным.

ESFP охотно позволяют другим быть такими, каковы они есть и работать так, как они считают нужным. Каждое из их предпочтений — Е, S, FиР обеспечивает их трезвой оценкой происходящего и никто лучше них не знает, сколь важен вклад того или иного работника в тот или иной конкретный момент. И если кому-то недостает организованности и он испытывает потребность в дополнительных инструкциях, ESFP может помочь этому человеку и привнести порядок в хаос, а одновременно почерпнуть что-то полезное и для себя. Они поощряют усилия каждого и отдают себе отчет в том, сколько невидимой работы мог проделать тот или иной исполнитель.

В самых бюрократических условиях и самых крупных организациях они умеют создать обстановку, благоприятствующую производительному труду. Например, нам известен случай, когда одному работнику срочно потребовались деньги для деловой поездки, но поскольку была уже вторая половина пятницы, положение казалось практически безнадежным, если бы на помощь не подоспел коллега-ESFP Любой ESFP всегда предпочтет опасное, но возбуждающее предприятие обычной работе за столом. На всех организационных уровнях у них есть друзья, которые помогут претворить в жизнь их полезные начинания. Без лишних вопросов они делают свое дело, не ожидая в ответ иной награды, кроме элементарного <спасибо>.

К сильным сторонам ESFP относится также умение сохранять ясную голову тогда, когда начинают поджимать сроки и окружающие впадают в отчаяние. Именно они умеют найти нужное слово утешения или ободрения, чтобы ослабить напряженность, хотя их же нередко упрекают в том, что они не придают срокам соответствующего значения. Редко можно увидеть ESFP сидящего без дела и сожалеющего о происходящем. Они выходят навстречу трудностям, чувствуя, что и на них есть доля вины. Слова тетушки Мэйм: <Нам нужен небольшой праздник>, — сказанные во время всеобщего финансового краха, могут служить классическим примером того, как ESFP стремятся отвлечь самих себя и окружающих от тягостных мыслей и подготовить торжество жизни.

Конечно, свои недостатки есть и у ESFP. Один из них - перенапряжение. Стремясь удержать в воздухе слишком большое количество мячиков, они могут потерять контроль над ситуацией и уронить сразу все. А как следствие придут дурное настроение, усталость и отчаяние. Они нередко не поспевают за своими собственными задумками.

Преданность залаженному распорядку также не принадлежит к их добродетелям. И в результате они редко бывают там, где вы ожидаете их встретить и в то время, когда было назначено. И хотя у них всегда найдется разумное объяснение своего отсутствия, с течением времени это становится фактором, отрицательно влияющим на работоспособность организации. Воспринимающим (Р) вообще, и ESFP в частности, очень трудно смириться с тем, что ряд установлении невозможно устранить из жизненного процесса. Пренебрегая запланированным в угоду неожиданному, ESFP могут возбудить значительное недовольство в коллективе.

К этому надо добавить их неспособность смотреть достаточно далеко вперед. Их волнует то, что происходит сегодня и здесь, а какое влияние может оказать их поведение, решения или конкретные действия — дело второстепенное. И в результате последствия невинной шутки могут оказаться куда серьезнее, чем предполагал ESFP. Они никогда не желают кого-либо обескуражить, но жертве их легкомыслия от этого не легче.

И третий их недостаток состоит в том, что стремление из всего делать повод для веселья не всегда бывает уместным. Действительно, многие компании придерживаются убеждения, что работа и веселье несовместимы; веселье уместно дома или на ежегодных пикниках. И вследствие этого некоторые коллеги и начальники не принимают мнения, что веселье может положительно отражаться на моральном климате и производительности труда. Они попросту игнорируют всякую инициативу ESFP. А еще чаще они критикуют поведение ESFP в весьма язвительных выражениях. Для ESFP станут не в радость собственные добрые начинания.

Но если отбросить в сторону отрицательные моменты, то едва ли найдутся более преданные служители обществу, чем ESFP. Из них получаются прекрасные педагоги и воспитатели, церковнослужители, торговцы и спортивные инструкторы. Когда ESFP подвизаются на каком-либо из этих поприщ, их сослуживцы имеют возможность сполна оценить, сколь эффективно они справляются со своей работой, располагая окружающих к тому, чтобы вносить в нее радость и веселье.