4-я квадра

INFJ (Достоевский)

Вдохновляющий лидер и последователь

На каком бы участке работы ни требовалась старательность и надежность, никто лучше INFJ не справится с этим. Тип, ориентированный на служение обществу, основную долю своей энергии как на работе, так и дома направляет на улучшение условий человеческого существования. Никакое слово в отдельности неспособно передать всю сложность человеческой личности, однако, думая об INFJ, невольно напрашивается слово <ласковый>.

Их внимание направлено внутрь, они задумчивы и склонны к размышлениям (I), жизнь представляется им полигоном безграничных возможностей, наполненным бесконечными смыслами и значениями, которые ставятся ими в связь с общей картиной в целом (№). Символы и общие понятия преобразовываются в соответствии с их личностно-ориентированной функцией принятия решений (F), которая формирует стиль жизни, отличающийся порядком, планомерностью и размеренностью (J). Интуитивизм INFJ имеет интровертную модификацию, а свойства Чувствующего-Решающего (FJ) главным образом направлены на окружающих. Сочетание этих предпочтений создает личности с богатым внутренним миром, проявляющим себя в форме заботы и тревоги о других — и при этом достаточно четко организованным, чтобы их слова не оставались лишь словами.

Описывая INFJ такими эпитетами, как ласковый, заботливый, участливый, наделенный воображением, мы видим, что все они легче связываются в нашем представлении с женщинами, нежели с мужчинами. Поэтому женщины-INFJ отвечают тем представлениям о женщине, которые распространены в нашем обществе. Единственное исключение относится к налету мистицизма, характерному для многих INFJ. И только погруженная в свои заботы женщина-INFJ может оказать неповиновение и несговорчивость, весьма неудобные для преимущественно мужского состава того или иного учреждения. Когда это происходит, положение может осложниться тем, что мужчины, сосредоточенные на фактах и объективной реальности (типичная сенсорно-мыслительная модель), неспособны к диалогу с женщиной-INFJ, которая кажется витающей в облаках, хотя при этом сохраняет исключительную преданность взятым на себя обязательствам. Мужчина-ST тем временем нажимает на нее все жестче и жестче, что никак не сочетается с конкретными (J), но тем не менее отвлеченными (№F) предпочтениям INFJ. Однако женщины-INFJ уважаемы за свою интеллектуальную проницательность и, как правило, их заботливость, любезность и мягкость в служебных отношениях оцениваются по достоинству.

Если те же самые качества встречаются в мужчине, то проблем становится значительно больше. Мужчинам-INFJ не избежать затруднительных положений: другие мужчины едва ли способны должным образом оценить от природы свойственную им заботливость и щепетильность, которые они демонстрируют и на рабочем месте. Их коллеги, начальники и подчиненные равным образом недоумевают: <Кто этот человек? Мужчина? Неудачник? Мудрец? Псих?> INFJ осведомлены об этой парадоксальности. Они знают о своих отклонениях от общепринятых канонов, но считают давление со стороны общества слишком грубым и недостойным. Разумеется, это не освобождает их от внутренних терзаний.

Чаще представителей других типов INFJ страдают желудочными расстройствами. Они никогда не перестают бичевать себя за то, что обманывают ожидания окружающих и не способны приноровить свои предпочтения к тому, что свойственно их полу. Это относится не только к мужчинам, но и к женщинам, хотя в своих наблюдениях за больными мы гораздо чаще встречали описанный недуг у мужчин.

В большинстве случаев выход из кризиса нужно искать за рамками медицины. Начать следует с признания, что INFJ жизненно необходима та или иная форма медитации — будь то какая-либо разновидность йоги или же обыкновенные уединенные размышления в течение нескольких минут. Мужчины-INFJ сумеют использовать это время хотя бы для этого пришлось пойти на кое-какие расходы за счет компании. Во всяком случае, по истечении краткого перерыва они смогут вернуться к эффективной деятельности.

Если исключить церковную деятельность, а также практику частного Психолога, мужчине-INFJ придется на работе нелегко. Забота об окружающих может сделаться слишком тяжелым повседневным бременем. Недалеко и до комплекса мучеников (<Я так беспокоюсь о Сэме, но он не желает даже слышать, не то что ценить мою заботу. Как мне не везет>), который никому не приносит пользы.

Их рабочий стиль характеризуется умением сочетать соблюдение расписаний с заботой о нуждах окружающих. INFJ весьма сдержанны во время конфликтов и обычно лучше других предчувствуют, когда он еще только назревает. Их интроверсия-интуитивизм-чув-ствительность придают INFJ повышенную восприимчивость, которая предвосхищает события. К сожалению, эта их особенность словно притягивает конфликты, которых они опасаются. В результате они растрачивают свои силы и скрывают потрясения под маской интроверсии, надеясь, что все скоро уладится.

На рабочем месте INFJ ценят порядок и аккуратность, единомыслие, они хотели бы, чтобы каждый был поощряем за тот вклад в общее дело, который вносит, чтобы все стремились к гармонии производственных отношений. Особенно желательны качества такого рода в учительской профессии, они помогают учащимся правильно оценить преимущества образованности. Конечно, и в других областях необходимо вдохновение, дружеский обмен мнениями и взаимопонимание, стимуляторами которых часто выступают INFJ.

К достоинствам INFJ относятся их изрядные умственные способности, преданность своим внутренним идеалам и человечность. Сочетание четырех предпочтений побуждает их искать себя в области теории. Мало кто может по достоинству оценить богатую внутреннюю жизнь INFJ и понять, до какой степени они погружены в обдумывание абстрактных вопросов, какой творческой силы достигает их воображение. INFJ легко могут провести в мечтах целый день. Это занятие уже само по себе является для них прекрасной наградой, поэтому INFJ едва ли хотят от жизни чего-то большего — они были бы счастливы, если бы имели возможность предаваться мечтам в любое время, а окружающие разделяли с ними это пристрастие. Поэтому значение любого предприятия, задания или события повышается, если INFJ предварительно обдумают вопрос с более общей точки зрения и все разложат по полочкам. Они обожают учиться и самосовершенствоваться в любой форме и поощряют к тому окружающих, которые нередко вступают с ними в соревнование. Их твердый характер и способность понять действуют на других вдохновляюще.

Чувствующие (F) обычно бывают идеалистами и INFJ (так же, как и их родственники INFP) не составляют исключения. Но, несмотря на свой идеализм, INFJ могут действовать весьма реалистически, когда на карту поставлены их идеалы. Если речь идет о повышении зарплаты учителям, то именно INFJ лучше всего справятся с задачей представить вопрос в приемлемой для широкой общественности форме. Хотя им и не по душе преодолевать заслоны пикетчиков или произносить речи, они вне всякого сомнения будут эффективной движущей силой. И неожиданно этот уступчивый, любезный, заботливый INFJ становится волевым и конкретным, встречая противника во всеоружии своей интеллектуальной мощи. В чем бы ни состо&ла проблема, совсем неплохо иметь INFJ своим союзником.

INFJ свойственно недоумевать, когда люди отказывают друг другу в поддержке, обманывают и подводят друг друга. Они считают, что любого конфликта можно было бы избежать, если бы противники заставили себя понять чуждую им позицию. INFJ поклоняются <золотому правилу> и разделяют тот взгляд на вещи, который выражается императивом: <Пусть на земле будет мир и пусть он начнется с меня>. На достижение этой цели направлены все их помыслы, как в частной жизни, так и в работе, и они хотели бы, чтобы другие были с ними солидарны. И если интроверсия мешает им легко и свободно поощрять других, они тем не менее до конца будут стоять за тех, кому считают себя обязанными. Их преданность единомышленникам носит весьма энергичный характер и отличается абсолютной искренностью. И жизнь действительно кажется не такой уж плохой штукой оттого, что по ней проходят INFJ.

Конечно, и INFJ не лишены недостатков. Если какой-либо из их идеалов останется неосуществленным, они могут впасть в глубокую депрессию. И удивительно, как быстро богатое воображение INFJ преображается из движущей силы в источник разочарования, если окружающие не слишком охотно поддерживают их начинания. То, что совсем недавно было порывом вдохновения, становится орудием самобичевания. В эти моменты INFJ не слышат доводов разума. Они уходят в себя, отчаиваются и заканчивают тем, что заявляют: <Наплевать на все! До чего же глупы мы были, когда думали иначе>.

Другой слабостью INFJ является манера глубоко лично переживать любое событие или замечание, даже непосредственно их не касающееся. Они считают, что все происходящее в офисе имеет к ним самое прямое отношение и они ответственны решительно за все. Разумеется, в силу этого убеждения они постоянно находятся под угрозой нервного срыва. И если они берут на себя бремя ответственности за то или иное задание, то считают делом чести освободить от участия всех, кого только возможно, и сделать все так, как должно. Своей личной неудачей INFJ могут посчитать все, что угодно — от провала коллеги до трудностей стран третьего мира. Если этой склонности к принятию на себя бесчисленных обязательств ничто и никто не препятствует, то чувство поражения становится все отчетливее, открывая путь самоуничижению и полному разочарованию в своих силах. И постепенно ощущение никчемности, которым охвачены INFJ, может поразить всю организацию.

К третьей слабости INFJ следует отнести их умение усложнить самую простую вещь и придать ей неподобающее значение — короче, склонность делать из мухи слона. Они могут впасть в фанатичную одержимость там, где требуется совсем иное. Небольшое разногласие в отношении планов компании, направленных на создание новой сети закусочных, может в один миг из рядового обсуждения правил и предписаний раздуться до размеров крестового похода против голода во всем мире. Окружающих это совершенно сбивает с толку. Более того, INFJ нередко упорствуют, настаивая на своем, впадают в ярость и становятся недоступными для разумных доводов.

Если эти слабости проявляются не слишком отчетливо и не слишком остро, вклад INFJ в деятельность организации может быть весьма заметным. Их богатое воображение и способность к предвидению служит источником вдохновения для коллег, хотя сами они нередко остаются в тени, являясь невидимыми добрыми гениями тех, кто благодаря им становится лучше, умнее и значительнее.

ESTJ (Штирлиц)

Прирожденные руководители

В большей степени, чем представители других типов, ESTJ могут быть названы мастерами на все руки. Обладающие высоким чувством ответственности и умением правильно организовать процесс, ESTJ преуспевают во всем, за что берутся. Их можно встретить на руководящих должностях в любой сфере деятельности, от медицины до образования и техники.

Общительные, распахнутые настежь и обычно бесхитростные (Е), ESTJ смотрят на мир трезво-практически (S) Решения принимаются на основе объективных критериев (Т) и охотно распространяются на всех, кто только оказывается поблизости (J) — разумеется, ради чьей-либо пользы.

Уникальное сочетание предрасположений позволяет ESTJ видеть ситуацию такой, какова она есть, и вырабатывать такой план действий, который сделает возможным не только решение текущей задачи, но и обеспечит подход к родственным задачам, которые могут возникнуть в будущем. Именно благодаря умению анализировать конкретную ситуацию и ставить ее в связь с общим целым, вырабатывать четкую программу действий и расписывать все по пунктам ESTJ и становятся руководителями в самых разных областях человеческой деятельности. Если вы хотите, чтобы работа была выполнена, инструкции проведены в жизнь, система усовершенствована, а работающая программа правильно оценена, пригласите для этого ESTJ.

Если что-то и может стать причиной недоразумений, то это их типичная для EJ склонность к свободному высказыванию своих взглядов. Они искренне удивляются, если другие смотрят на какие-то вещи не так, как они, и результатом может быть горячий и непримиримый спор С точки зрения ESTJ дело обстоит совершенно ясно: они выдвинули конкретные и четкие аргументы — как же другие могут быть с ними несогласны?

Как правило, ESTJ стремятся подняться на самую верхнюю ступень организационной лестницы. Если же этого не происходит, то причиной скорее всего служит неумеренная EJ-позиция, отчуждающая окружающих, или же склонность к спорам, вербующая противников среди руководства. Если же они будут держать себя в руках и высказываться более нейтрально, не выражая нетерпения в отношении тех, кто не замечает очевидного преимущества их взглядов, то им вполне по силам продвинуться на руководящие должности. Они часто демонстрируют высокую академическую успеваемость, обеспечивающую им соответствующие дипломы, которые они сами ценят весьма высоко и требуют того же от окружающих. Если Джо или Джейн Смит получат звание докторов философии, и вы обратитесь к ним: господин или госпожа Смит, то вас непременно поправят:

<Это доктор Смит>. (Равным образом сам ESTJ скорее всего представится так: <Джозеф Смит Третий, военно-морские силы, капитан в отставке>.) ESTJ внушают — и требуют уважения со стороны окружающих и сами не отстают, когда это необходимо.

Женщины-ESTJ сталкиваются с особыми проблемами. Мы уже не раз говорили, что женщинам Т-типа приходится плыть против течения, поскольку ни повседневная жизнь, ни трудовая деятельность не благоволят объективным, трезво мыслящим женщинам. В случае же принадлежности к ЕТ-типу они не только объективны в своих решениях, но и в высшей степени склонны распространять их на окружающих — часто к неудовольствию последних.

Положение осложняется благодаря наличию двух противоположных тенденций, заключенных в пределах четырех предрасположений ESTJ. С одной стороны их экстравертно-мыслительный стиль руководства характеризуется неразборчивостью в выражениях, однако предрасположение к сенсорности и решительности призывает их быть традиционалистами. Для женщины приверженность <традиции> означает необходимость проявлять заботу и быть хранительницей домашнего очага. Если же она вместо этого будет стремиться на руководящие посты, традиция окажется в пренебрежении. Здесь неизбежно возникает ожесточенная война, женщине приходится отстаивать свое право быть там, где ей хочется (быть лидером на работе), а не там, где она <должна> быть (заботиться о доме и детях) Некоторые женщины демонстрируют на работе подчеркнуто женственные манеры: цепляют на себя множество украшений и безделушек, говорят мягко и вкрадчиво, стремятся казаться изящными и пишут плавным почерком с завитушками. Но в какие бы одежды они ни рядились, внутренний конфликт женщин-ESTJ дает о себе знать в разнообразных формах. Например, они могут отдавать самые резкие приказания вкрадчивым голосом или скупо выдавливать из себя необходимое одобрение. В мужчинах все это воспринимается как должное, однако получать то же самое от женщины, да еще изысканно одетой, по меньшей мере странно — и сами женщины-ESTJ нередко чувствуют это не хуже других.

Если женщина-ESTJ все же одержит победу, она будет требовать от своего окружения уважать ее права. В таком случае ни у кого не будет причин говорить, что женщина-ESTJ по своим профессиональным качествам в чем-то уступает мужчинам.

Мужчины-ESTJ представляют большинство в сравнении с другими психологическими типами, поэтому они отвечают основным корпоративным нормам. Они стремятся правильно одеваться, быть верными, надежными, уважаемыми и обладать прочими бойскаутскими добродетелями. Для них общественные нормы воплощают в себе принципы, по которым должен жить каждый.

В силу свойственного им чувства ответственности и потребности в контроле ESTJ неспособны работать в полную силу, не имея перед собой четкого плана. Они совершенно нетерпимы к дезорганизующим факторам и неподобающему поведению более легкомысленных коллег. И это открывает широкие возможности для всех форм критики. Они ни при каких обстоятельствах не согласятся, что контроль нужно ослабить и тем более отменить. Они могут не на шутку раскричаться и повергнуть в стрессовое состояние кого-то из своего окружения. Но делают они это не со зла. Просто им очень хочется, чтобы все продолжалось по-прежнему и каждый делал то, что должен делать.

ESTJ не слишком прислушиваются к мнению подчиненных или кого-то, кто, по их понятиям, не имеет достаточной квалификации, чтобы высказывать свои соображения. К этой категории относятся дети и те, кто не работают под их началом. ESTJ прекрасно разбираются в тонкостях бюрократической машины и заставляют ее работать на себя в полной мере.

Их командный склад ума может выражаться в поведении, на первый взгляд противоречащем повседневному стилю ESTJ. И высокопоставленный ESTJ иногда кажется чересчур робким и податливым дома или на общественных сборищах. Если уж ESTJ декретирует, что дом — это епархия супруги (а вечеринка — епархия хозяев), то на супруге (или на хозяевах) и лежит ответственность за все. Супруга (хозяева) должна отдавать приказания, а ESTJ будет слепо повиноваться. А спустя время, на рабочем месте, придет черед снова поменяться ролями и взять бразды правления в свои руки. И важно понять, что в этом со стороны ESTJ никакой непоследовательности нет.

Труднее всего ESTJ заставить себя расслабиться и отдохнуть. Про них говорят, что они даже из чтения могут сделать соревнование. И по достижении известного возраста ESTJ очень трудно заставить себя отойти от дел — уход на пенсию нередко сопровождается обострением какой-либо болезни.

По мере продвижения по служебной лестнице и обогащения разнообразным опытом ESTJ находят возможным выходить за пределы, ограниченные их повседневной деятельностью — так, они могут увлечься психологией или социологией, литературой, живописью или музыкой. Это помогает им уважать точку зрения окружающих и признавать, что в жизни есть еще кое-что, кроме навязчивых сроков.

ISTP (Габен)

Просто делайте это

ISTP редко бывают правильно понятыми, и значение их обычно недооценивается. Хотя они в состоянии довести до конца начатое дело, способ, который они выбирают для достижения своей цели, чаще всего оказывается столь необычным, что их коллеги недоумевают, подобно тем, кого спас Лон Рейнджер: <Кто был этот человек в маске?>

Действительно, Лон Рейнджер может считаться характерным представителем племени ISTP. Для описания их особенностей часто используют старые клише вроде таких: <глубокие воды плавно текут> или <немногословный человек> — и окружающим нелегко понять, что творится в голове у ISTP. Эти качества (I), сочетаясь с реалистическим восприятием мира и ориентацией на осязаемое и происходящее здесь и теперь (S), создают ISTP репутацию людей холодных и замкнутых. Решения, которые они принимают, объективны, обезличенны и являются результатом анализа (Т). Но их стиль жизни отличается подвижностью и непредсказуемостью (Р), поэтому, независимо от того, что предстает перед ними в данный момент, ISTP могут направить свое внимание на новый объект или обстоятельство без всякой связи с предыдущим.

ISTP считают, что привлекать к делу окружающих значит использовать время весьма нерасчетливо. Поэтому представители этого типа неохотно берут на себя роль управляющих, административная деятельность дается им с большим трудом. Они не принимают ее не столько по философским соображениям, сколько в силу ограниченности своих физических ресурсов: администрирование требует тратить энергию на то, что кажется им простым и очевидным. Но они отнюдь неленивы. Скорее наоборот. Но ISTP предпочитают действовать, а не планировать. Они с большей охотой возьмутся за дело, обещающее дать конкретный результат, чем дадут похоронить себя в бюрократических дрязгах. И они скорее займутся тушением огня, чем станут тренировать пожарную команду. Чем сложнее задача и чем быстрее они могут за нее взяться, тем лучше. Они в полной мере разделяют основной принцип группы инженеров, работавшей во время второй мировой войны под девизом: <Трудное задание мы выполним немедленно, невозможное потребует чуть больше времени>.

Женщины-ISTP, как и все женщины-Мыслительные (Т), сталкиваются со специфическими проблемами, связанными с одной стороны с традиционными представлениями, а с другой — с осуществлением профессиональных притязаний. Когда интроверсия и рационализм соединяются с реализмом и любознательностью, результатом всегда оказывается индивидуалист-одиночка, преданный осязаемому миру какого-либо ремесла. Но к женщине весьма трудно приспособить слово <ремесленник> и это, конечно, неслучайно. Исторические условия человеческого существования не способствовали формированию женщин-ISTP. В начале века, например, представители этого типа встречались в основном среди механиков, инженеров-самоучек, мастеров на все руки, экспериментировавших с первыми автомобилями — гонявших на них, без конца их разбиравших и собиравших, пока каждая часть не становилась на самое подходящее место. Для них-то сто лет назад и начали создаваться технологические институты, там они оттачивали свое мастерство и приобретали дополнительные знания и навыки. Мало что из перечисленного сочетается с заботливостью и нежностью, что обычно характерно для женщин. И когда дело доходит до выбора профессии, нелегко связать с женщиной мир техники.

Но тем не менее большое количество женщин способно выполнять техническую работу и стремятся к этому. За последние два десятилетия они изрядно потеснили мужчин на местах, традиционно оккупированных представителями сильного пола; в качестве примера назовем должности лесничих, пожарных, хирургов травмопунктов, спецподразделения полиции: на всех этих поприщах женщины теперь подвизаются весьма успешно. Правда, успех на работе не снимает с женщин необходимости ответить хотя бы самим себе на вопрос, женщины ли они, ведь мужчины резко отдаляются от них и считают, что они <превышают свои полномочия>. Презрение к рутине и вкус к неизведанному, отличающий ISTP, нетипичны для женщин в этом обществе и не могут быть признаны на работе, где прежде всего ценится организованность и следование расписанию. Стоит женщине оказаться на <мужской> должности и показать себя ни в чем не уступающей мужчинам, как на нее обрушится град насмешек и презрения. Делать <мужскую работу>, да еще и делать ее хорошо — нет, современный мир неспособен с этим смириться. Да и сама женщина-ISTP несвободна от некоторых сомнений: <Все ли у меня в порядке ведь мне нравится такая работа?> Нужно убедить ее, что женственность никак не связана с профессиональной ориентацией. И мужчины, и женщины должны понять, что мужские и женские качества не определяются работой или Дееспособностью.

Женщины-ISTP, правда, и сами обычно это сознают, в той или иной работе их привлекают прежде всего особое возбуждение, которое она позволяет им пережить, а также осязаемое и немедленное вознаграждение. Но, пренебрегая общественными нормами, они обнаруживают себя в оппозиции с коллегами-мужчинами. И весьма печально, что стоит женщине-ISTP преуспеть на работе, весьма отдаленно связанной с традиционными женскими добродетелями, как главной темой становится спор: то ли эта женщина получила судебный приказ стать муниципальным пожарным, то ли она спортивный репортер, забравшийся в мужскую раздевалку, чтобы послушать, о чем там говорят. И хотя это обстоятельство может на саму женщину-ISTP действовать стимулирующе, оно ведет к тому, что такие, как она, рассматриваются как исключение, но не норма. Кроме того все сразу определяются, чью сторону занять, и здесь мужчины всегда против женщин, а действительные профессиональные заслуги и приносимая ISTP польза отступают на второй план.

ISTP отрицательно относятся не только к теоретическим аспектам управления, сама практика управления так же мало их привлекает. Руководство осуществляют они в весьма резкой, прямой и неортодоксальной форме. <Делайте то, что вам приказано и поменьше рассуждайте!> — вот к чему обычно сводится их позиция по отношению к подчиненным. Но беда в том, что представители других типов могут именно нуждаться в том, чтобы поговорить и обсудить, что они должны делать, а только потом приступать к исполнению своих обязанностей. (Экстраверты могут обсуждать это ad nauseam -до тошноты). Таким образом, карабкаясь по служебной лестнице, ISTP заботятся главным образом о том, чтобы им не было скучно, и как только игра становится малосодержательной, иссякает и терпение ISTP; они готовы выйти из себя по малейшему поводу. Можно сказать, что они охотно возьмутся расстраивать чьи-либо планы, только бы не погрязнуть в рутине.

В обществе, в котором выбрасывают и заменяют охотнее, чем ремонтируют — собственность, людей, идеи, что угодно — довольно трудно оценить, сколько усовершенствований вносят в жизнь ISTP, которые считают, что глаз — это прекрасный измерительный прибор, ухо — приспособление, гармонично преобразующее сложную структуру звуковых волн, а нос — прирожденный помощник, без которого торговец цветами, шеф-повар и садовник потонули бы в безграничности разнообразнейших ароматов. Но опираться в подобных вопросах на свидетельство технических устройств — значит отрицать специфический дар ISTP.

К их сильным сторонам относится умение давать самим себе задание и работать без посторонней помощи. Как мы уже говорили, они гораздо эффективнее трудятся, предоставленные самим себе, нежели в коллективе. Они способны самостоятельно справиться с любым заданием при минимальном контроле со стороны начальства. Они охотно Присоединяются к глобальным проектам, которые оставляют значительные возможности для изменений условий работы. Они укладываются в сроки, но следуют при этом своему внутреннему графику.

Гибкость позволяет им легко приспосабливаться к незапланированным мероприятиям, что всегда дается с трудом более структурно-ориентированным типам. В процессе работы им просто необходимо периодически отвлекаться — ведь без этого самая интересная работа может превратиться в рутину, если время ее выполнения относительно велико. Приказ переменить тему или видоизменить начальные условия встречаются благожелательным: <Нет проблем>.

К их сильным сторонам следует отнести также умение накапливать обширные технические данные без составления инструкции, предвычислений и прочих отчетных документов, нередко требуемых на рабочем месте. Благодаря этому из них выходят прекрасные аналитики и исследователи, хотя обычно они не торопятся с публикацией своих открытий. И в этом нет никакого противоречия с описанной нами ранее тенденцией ISTP действовать охотнее, чем планировать и размышлять. В никогда не прекращающемся процессе сбора информации действовать — то есть искать новые данные — значит участвовать в увлекательнейшем мероприятии; и в самом деле, следующие за этим шаги — анализ и обработка данных — далеко не так увлекают ISTP и даже оставляют их равнодушными. Один из наших коллег собрал тысячи листов с подробными ответами на вопросник — Индикатор типов Майерс-Бриггс. Он подробно изучал их, но не дал никакого хода ценнейшей информации, оказавшейся в его распоряжении, и не чувствовал необходимости сделать это. (Представители других типов решительно осудили бы его: Экстравертам (Е) во что бы то ни стало нужно признание со стороны окружающих, Интуитивистам (№) бы доставило удовольствие исследование возможностей, Чувствующие (F) захотели бы использовать эти факты для того, чтобы кому-нибудь помочь, а Решающие (J) пожелали бы свернуть исследования и заняться другим делом.)

То, что страшит ISTP на рабочем месте, может быть собрано в трех словах: рутина, руководство и бумажная канитель. Произнести что-нибудь вроде гnbsp; следующего: <Мы всегда так работаем>, <Мы   никогда не делали этого раньше>, или же <Это  надо делать только так>, — значит побудить ISTP во что бы то ни стало нарушить правила, свернуть с исхоженной тропы исключительно ради самого факта. Любому представителю любознательного типа не по душе управлять и руководить, но ISTP особенно трудно признать необходимой столь скучную деятельность. Они считают, что папки с делами никогда не используются вторично, что гроссбухи с колонками цифр никогда не понадобятся снова. <Жизнь проста>, — говорят ISTP -гnbsp; <Живи сегодняшним днем и не потей над пустяками. Расходуй свои силы и время разумно, завтра будет другой день, который позаботится о себе сам>. И какая бумажная работа может заставить мир вертеться? По мнению ISTP, ее придумал тот, кто не хотел, чтобы люди делали что-либо полезное.

ENFP (Гексли)

Результат — люди

На первый взгляд может показаться, что качества, характерные для ENFP — возбужденность, энтузиазм и непредсказуемость -плохо сочетаются с руководящими постами, тем не менее, ENFP прекрасно чувствуют себя в роли начальников. Благодаря их вкладу, решения, принимаемые наверху, учитывают все разнообразие реальных условий.

Вкус к жизни в сочетании с общительностью (Е) соединяется с чувством безграничных возможностей и вариантов (№), которые рассматриваются с точки зрения межличностной динамики (F), а ежедневная активность строится таким образом, чтобы обеспечить наиболее широкий выбор (Р). Так же, как и ENTP, им свойственны значительные перепады настроения и стремление раздвинуть границы своего личного опыта до пределов возможного и даже дальше. Они вносят воодушевление в любую деятельность и их пример действует весьма заразительно на окружающих, особенно на тех, кто находится у ENFP в подчинении. Их цель состоит в том, чтобы перевести любое задание на язык игры, а затем проиграть его так, как это возможно, полагаясь на собственные творческие способности и умение побуждать людей делать то, что нужно.

Ловкость, с которой они выполняют самые разнообразные трюки, нередко застает врасплох менее подготовленных коллег. Они пренебрегают необходимыми приготовлениями и в результате могут услышать: <Все это очень интересно, но мне бы хотелось знать об атом мероприятии раньше> или: <Известное планирование не повредило бы этому замыслу>.

Хотя внутри типа женщин-ENFP больше, чем мужчин, когда дело идет о продвижении по служебной лестнице, мужчины стремятся идти дальше. Но говорит это не столько о самих женщинах, сколько о преимущественно Сенсорных-Мыслительных (ST) и Решающих (J) мужских кругах, которые ответственны за продвижение по службе. При этом заботливый и чувствительный нрав ENFP ошибочно воспринимается как легкомыслие. Если мужчина-ENFP занимает более высокое положение, женщины, находящиеся у него в подчинении, могут демонстрировать самые разные оттенки поведения, от неумеренной похвалы до открытого возмущения. И то, что начиналось как проявление естественной теплоты и ободрения, может в другой момент быть воспринято как недостойный намек.

Нередко поведение мужчин-ENFP смахивает на карикатуру ISTJ — до такой степени хочется им выглядеть мужественными и сильными. Но при этом они терпят двойное поражение: им плохо удается чужая роль и, кроме того, они лишаются возможности пускать в ход главные свои достоинства.

У женщины-ENFP, разумеется, свои проблемы. Если она не противится своим врожденным наклонностям, она скорее всего заслужит обидные прозвища <чудачки> или <садовой головы>, несмотря на свой открытый нрав и непредсказуемое поведение. Если такие качества, как участливость и умение поставить себя на место другого могут считаться приемлемыми в мужчинах, то этого нельзя сказать о женщинах. И ее попытки вести себя более осмотрительно мало помогают.

Способность ENFP вдохновлять окружающих следует считать их самым значительным вкладом в работу коллектива. В отличие от одержимых идеей контроля Мыслительных-Решающих (TJ), ENFP гораздо охотнее поощряют свободу и независимость. Благодаря способности убеждать они прекрасно справляются с основной задачей начальника <делать дело руками своих подчиненных> и при этом способствовать тому, чтобы подчиненные чувствовали себя на своем месте и знали, что от их усилий зависит успех. Конечно, в некоторых областях необходима известная твердость, но, как правило, ENFP стараются, чтобы их присутствие не раздражало окружающих. Они не колеблясь выдают подчиненным соответствующие полномочия там, где это необходимо. Они предпочитают подбадривать и вдохновлять их, а не контролировать каждый шаг.

Другой сильной стороной ENFP следует считать способность генерировать различные варианты. Им всегда интереснее участвовать в нескольких разработках сразу и предложить разные пути для решения каждой из поставленных проблем. Как это и свойственно вообще всем ЕР, они охотно опрокинут воз с яблоками, чтобы иметь возможность по-новому их собирать. И обычно они больше увлекаются рассмотрением вариантов, чем завершением начатого предприятия.

Искусством общения ENFP владеют в полной мере. Они всегда приходят на помощь окружающим и щедры на похвалу. Они находят время, чтобы выслушать и сказать ободряющее слово. Они чувствуют глубокую симпатию к тем, кто усердно добивается поставленной цели, и в результате у них появляется большое число преданных сторонников.

Уныние и нервное расстройство охватывает ENFP тогда, когда они не в состоянии претворить серьезную проблему в игру. Если речь заходит об ответственности, которая, как правило, скрывает под собой целый ряд рутинных установлении, ENFP становятся задумчивыми, угрюмыми, а иногда даже суровыми. В такое состояние приводит их необходимость составлять декларацию о доходах, оплачивать счета, много работать над чем-либо в одиночестве или если они оказываются накрепко привязанными к сроку. Межличностные конфликты и прочие <человеческие проблемы> могут отступить в тень, когда ENFP подпадают под власть уныния. И это уныние быстро охватывает окружающих.

Тот, кто хотел бы предохранить ENFP от этой напасти, должен обратить особое внимание на то, какого рода работа предложена ENFP. Важно помочь ENFP понять, что нет ничего криминального в том, чтобы работать неравномерно, штурмом, и нет особой нужды в программах и расписаниях. Хорошо, если работу можно выполнить сообща. Поговорить о налогах — значит облегчить задачу, стоящую перед ENFP, который в одиночестве с ней не справится. Для атаки на стрессовую ситуацию всегда предпочтительнее использовать совместные усилия. Помочь могут физические упражнения, умственная зарядка, особенно когда они сопровождаются содержательными взаимоотношениями.

Для ENFP крайне важно благоприятное окружение на рабочем месте. Без этого условия работа ENFP никогда не будет сколько-нибудь эффективной. Дурную службу может сослужить им и их способность становиться на место другого. Они должны пытаться уходить от стрессовых ситуаций, избегая определенных скользких мест и опасных людей, и даже иногда вообще не явиться на работу, если дело принимает совсем уж скверный оборот.

Те, кто умеют эффективно работать, предоставленные самим себе, могут прийти в замешательство от неспособности ENFP разумно распределять рабочее время, работать ровно и качественно. Мало радости для подчиненных, если начальник, едва взявшись за одно дело, сразу перебрасывает всех на другое, а потом теряет интерес и к нему. Если ENFP занимает руководящее положение в организации, то беспрерывное генерирование идей и вариантов — большинство из которых являются мыслями вслух — может самым отрицательным образом действовать на нижестоящих работников, в особенности на Решающих (J).

Их тяга к новому и неожиданному может приводить к полному пренебрежению своими постоянными обязанностями. Этот неуместный энтузиазм приводит к уже упомянутым колебаниям настроения и заканчивается одним из трех характерных как для ENFP, так и для ENTP недугов: головной болью, болями в верхней части позвоночника и повышенной утомляемостью. Неизменно больше затевая, нежели доводя до конца, ENFP становятся ненадежными, непостоянными и неуверенными в себе. Это о них сказано: <Дорога в ад вымощена благими намерениями>.

Если ENFP удастся утвердиться на каком-либо месте, то род их деятельности скорее всего будет далек от бюрократической рутины — и наибольшее удовлетворение они получат от служения обществу в той или иной форме. ENFP преуспевают главным образом в независимой торговле, рекламе, педиатрии, семейной медицине и почти в любой области предпринимательства.